Эбээ - Бабушка

Пост обновлен 26 авг. 2020 г.

Елизавета - моя любимая Лизавета Михайловна. До сих пор наворачиваются слёзы, когда я говорю о ней. Её не стало почти уже как 20 лет, я никак не могу запомнить её дату смерти... не хочу признавать этот день!

Моя бабушка в самом верху справа. Её улыбка озаряла всё на свете!

Она у меня родилась в богатой до блеска семье. В Бодайбо, где жили добытчики золота. Конечно, у её семьи смешная почти история, именно та часть, где её мама, моя прабабка, сбежала со своим слугой. Это было незадолго до того, как деда раскулачили. Кстати, говорят, что фамильный дом их сейчас всё ещё стоит и там расположен какой-то музей. А прабабка реально сбежала со своим слугой, как в сказке, влюбилась. И что, думаете, было в итоге? Конечно, отняв всё золото, что на ней было, он бросил её в лесу! (*Как еще не убил! Просто чудо, что оставил в живых!)


После всего этого ей было стыдно возвращаться к мужу, и она почти «автостопом» приехала в Якутск к сестре, которой заранее отправила «как посылку» мою бабушку по реке через людей. Помните, я говорил о кресте? Так вот, шикарной толстой золотой цепи уже не было «на дубе том», остался один крест на какой-то верёвочке. Видимо, Бога побоялись и крест не стали забирать. И вот сестра прабабки получила ребёнка, как посылку, в порту города, и воспитала как свою родную.

Бабушка, дедушка и все их дети

Бабушка ходила в школу, учила латынь. Сейчас это звучит как-то удивительно - латынь, а не как мы - английский. Была отличницей. К сожалению, она не закончила её, началась война. Ну и после войны, где она была ветераном тыла, вышла замуж за деда. Родили семерых прекрасных детей, пятерых мальчиков и двух девочек. Всю свою жизнь бабушка моя шила, в послевоенное время, когда не было никакого фэшна, моды, нормальных магазинов. Одевала всю семью, сохранились фотографии с детства мамы, где у всех одинаковая прическа, одинаковая одежда у мальчишек, и у девочек. Очень милые фотки. 


Помню, когда мне было три года, как бабушка бегала за мной по всей квартире и всеми возможными способами пыталась уломать, чтоб я съел тарелку борща. Оооо боже, как я не любил его. Но зато с удовольствием наравне с ней уплетал картошку в мундире с квашеным зелёным лучком и слоем сливочного масла.

Бабушка и я

Под старость лет она стала большого размера, с каждым разом ей становилось сложнее передвигаться, подниматься на третий этаж дома, где она у меня жила. Мы с ней ходили в продуктовый магазин, который стоял в соседнем дворе. Там было высокое крыльцо. Пока бабушка поднималась то в магазин, то к себе в квартиру, я бегал, носился вокруг неё, и, наверное, уже раз пятьсот сбегал бы в этот продуктовый. Иногда мы с ней засыпали вместе в одной кровати - в обнимку с моей любимой горой, в тепле, в уюте. Я часто оставался у неё, пока не пошёл в школу. Эх, моя любимая! До сих пор я помню её запах, слышу её голос, чувствую её ласки... 


Однажды, когда она сидела, шила что-то, она сказала «ой» и попросила позвать соседку. Я, конечно, не понимал, что случилось, и случилось ли вообще что-то. Но в этот момент она, оказывается, потеряла зрение. Мне было шесть лет. И до моих восемнадцати лет она меня не видела, - каким я стал, похож ли я на маму или на папу… Зато теперь я знаю, что она смотрит на меня с небес и радуется за меня... Я люблю тебя, моя Лизавета, моя эбээ...


Любимая фотография. Самая красивая, на мой взгляд: на летнем празднике ЫСЫАХ. Дедушка пробует кумыс из большого деревянного чорона, а рядом сидит бабушка с моей мамой (первые слева), впереди два старших брата мамы.